НА ПАЛИЮ

 

Мне сказали, что в этой безымянной речке живут палии. Но вот беда — на что их удить? Я долго охотился за одним-единственным слепнем, летавшим вокруг палатки...

Речка каменистая, бурная, с холодной прозрачной водой. Выбрал местечко пониже большого обсохшего камня, где образовалась заводь. Нацепил слепня. Забросил. Вода в заводи тo вертится воронками, то пучится, как тесто. Поплавок крутит и тащит на дно. Не верится, чтобы водилась тут какая-нибудь рыба. Не то, что в тихих заводях и на раздольных плесах, когда на зорьке то тут, то там видишь всплески и расходящиеся водяные круги! А ведь вся прелесть рыбалки и состоит в том, что ты видишь поклевку и по поведению поплавка угадываешь, кто клюет. А тут... Впрочем, рыболов, если он настоящий спортсмен, везде приспособится, и всюду ему интересно...

Стою на камне десять минут, полчаса. Подергиваю. И вдруг удилище сгибается, леска натягивается, невидимая рыба носит­ся под водой. Не давая слабины, выбираюсь на берег. Удилище гнется еще сильнее, и вот над водой, точно изверженный со дна, сверкнул огненный факел, и я выбрасываю добычу к ногам. За­мечательно красивая рыба! На боках по серебристой чешуе раз­бросаны красные горошинки, а грудь — палевая, точно горит. Палия.

Очень хочется половить еще. Но нет наживки... Начинаю на берегу, как медведь, ворочать камни. Хоть бы одна букашка! Вот наткнулся на муравейник, и в памяти воскресло далекое детство. Когда-то на муравьиные яйца удил уклеек. Не попробовать ли? Правда, то было ранней   весной,   а сейчас   июль... Есть ли яички? Осторожно ковырнул, и передо мной рассыпа­лись крупные, точно рисовые, зерна. Муравьи моментально под­хватывали их и тащили прятать. Зачем муравейник портить? Да еще и неизвестно, будет ли палия брать на такую наживку?..

Нацепил на крючок штук пять сразу. Посидел с полчаса — двух рыб вытащил. Значит, вкусны муравьиные яйца! Взял пу­стой спичечный коробок, подошел к муравейнику, копнул кучу. Пусто. Копнул глубже. Что за оказия? Ни яиц, ни муравьев. Под корни уходило бессчетное множество норок. Никаких при­знаков жизни. Я собрал в кучу муравьиное жилище, нанизал на прутик рыбу и пошел к палатке.

 s. Ленинград

X